"Ребенок обзывает маму" — анализ ситуации

достаточно регулярно, чтобы сделать какие-то выводы, в сообществе появляются вопросы о ситуациях, когда маленький ребенок грубит маме или даже бьет ее. Сами ситуации аховые, конечно, но вот советы, которые дают в таких случаях, способны ввести в состояние «куда же катится мир?!». Оказывается, в ответ на грубость или другое чудовищное поведение ребенка нужно обнять, и оставить такие поступки без внимания. Почему? Потому, что это свойственно детям, это вполне нормальный этап (. ), ребенок просто проверяет границы, и вообще если ребенок говорит или делает гадости просто ему плохо, его нужно пожалеть и уверить в любви. Ребенок переживает стресс (фрустрацию, страх, он проверяет на прочность отношения и т. п.). Да, конечно, проблемы нужно решать в корне, и хорошо бы разобраться, что с воспитательной позицией у мамы, если все докатилось до такой жуткой степени, что трехлетний ребенок ее обзывает или плюется на нее (в прямом смысле слова). Но давайте проанализируем ситуацию: в ответ на недопустимое поведение, негативный проступок ребенок должен получить закрепление или даже поощрение. Какой вывод он должен сделать? Что такое поведение желательно, такие поступки допустимы, и границ не существует. Что ты можешь наплевать на самое дорогое и ценное, что у тебя есть и остаться безнаказанным, тебя даже пожалеют в ответ.

Это все красиво в теории, но родителям, увлеченным безнаказанностью и снятием любых границ и правил, нужно как-то усвоить, что ребенок не всегда будет ребенком, и когда-то он неизбежно превратится во взрослого. Им хочется воспитать взрослого циника, для которого нет ничего дорогого и ценного? Который может «наплевать» на самые драгоценные отношения? Который может оправдывать свои гадости плохим настроением или еще чем-то? Который считает своим правом говорить и делать гадости самым близким, ожидая в ответ если не поощрения, ну хотя бы попустительства? Давайте спроецируем такой принцип «поощрения недопустимых нарушений» во взрослый мир, может, родителям понравится? Человек в плохом настроении (ну мало ли, стресс на работе) вышел и избил первого попавшегося прохожего. Полицейские, поймав вора с поличным, сидят на кухне ограбленной им квартиры и пьют чай с печеньками. Родственники жертвы выстроились в очередь на обнимашки с убийцей или насильником (ведь представьте, как ему было плохо, и как у него расстроены отношения, если он делает такие вещи! Его обязательно надо пожалеть!). Но вот почему-то никто из родителей не хочет такой проекции. Но ведь с точки зрения психики ребенка то, что ему позволяют совершать, в тысячу раз серьезнее, чем приведенные мной примеры. Почему? По очень простой причине: для маленького ребенка мама это средоточие мира, призма, через которую он познает все окружающее.

Я провела небольшой опрос, ощущают ли взрослые люди негативные эмоции, если случается конфликт или ссора с родителями. На момент написания этой статьи было 111 ответивших, среди них 108 ответили «да», 2 — «нет» и только 1 — «не знаю». Взрослые независимые от родителей люди, у которых уже свои семьи. У которых не такая сильная привязанность к маме, как у трехлетнего ребенка, очень переживают конфликт или ссору с родителями. И даже говорят, что «странный вопрос, как же можно не испытывать эмоций?».

Это взрослые люди. Они уже умеют разрешать конфликты, извиняться, справляться со своими эмоциями. А у ребенка эмоциональные переживания в разы сильнее, привязанность к маме стропроцентная, и полное неумение осознавать свои эмоции, формулировать и выражать их? И вот ребенка предлагают в случае инициирования конфликта с его стороны (что само по себе ненормально!) оставить с этим клубком внутри. Да, подтверждения в любви и привязанности необходимы. Но НЕ вместо «разбора полетов», а после. В начале должно быть пресечение такого поведения и его последствия. Если ребенок не усвоит связь «поступок-следствие», у него нарушается нормальное развитие психики. Потому, что везде в жизни он познает это именно так — в причинно-следственных связях. Если физические законы не подводят и всегда выдают результаты (асфальт не будет с тобой обниматься, если ты захочешь на него прыгнуть с высоты), то родители стремятся уничтожить эту связь. Что получает ребенок, кроме неправильных представлений об отношениях и следствиях проступков? Он получает отсутствие уверенности, потому что именно прочные границы и иерархия дает ему ощущение надежности родителей. Особенно «радуют» советы подыграть ребенку — «если тебе не нужна такая мама, ищи себе другую» — полное отвержение, ребенок переживает разрыв тогда, когда ему необходимо как раз «починить» свою систему отношений. Да, ребенок еще не умеет владеть собой, своими эмоциями, и проверяет границы. Но он ищет способ их узнать и увериться, что за ними стоят уверенные и надежные родители, что мир не рухнул, что в нем есть порядок. Поэтому ребенка нужно направлять, а не снимать всякие границы, чтобы еще подорвать его психическое состояние. Его нужно учить владеть собой, а не позволять ему развивать негативное поведение.

Самоконтроль не развивается сам по себе на пустом месте, он начинается с контроля со стороны родителей. В том числе и контроля за соблюдением отношений внутри семьи. Первое, что должен научиться ребенок — слушаться и уважать родителей, потому что именно они источник его познания мира. Ребенок отождествляет себя с ними. И любые грубые выходки в их сторону — это серьезный подсознательный удар по самому себе. Он ощущает себя частичкой мамы, и мама позволяет ему такой «психологический суицид» в случае безнаказанного агрессивного поведения по отношению к ней. Ребенок, который негативно относится к родителям, разрушает сам себя (впрочем, не только ребенок, взрослый тоже — в нас есть 50 процентов от мамы и 50 процентов от папы, мы не произошли от большого взрыва и не появились из инкубатора). И воспитательная роль родителей здесь не в том, чтобы «сделать себе хорошо», остановив негативное поведение ребенка (хотя может кому-то приятно, что ребенок обзывается и плюется, я не знаю, почему столько сторонников попустительства?). А в том, чтобы помочь ребенку. И если подсознательных установок на лбу не видно, и эмоции по поводу «саморазрушения» ребенок не выражает, это не означает, что их нет.

Я могу дать совет, как мгновенно протрезветь от любых псевдопсихологических теорий воспитания в попустительстве и отсутствии послушания: поставьте в любых примерах вместо «ребенок» — «муж». Муж пришел с работы, грязно выругал жену, плюнул на нее, избил. Ну давайте спросим добрых советчиков, как ей лучше в ответ его обнять и пожалеть? Проговорить его эмоции? Ведь стресс у него! Фрустрация! Плохое настроение! Он хочет уверения в любви жены! Так вот, с точки зрения системы отношений и ценностей ребенка поступок мужа ни в какое сравнение не идет с грубостью от трехлетки маме. И здесь не подходит аргумент, что «ребенок же маленький, он еще ничего не понимает» — для него мама означает ВСЕ, и первое, что он понимает в мире — это любовь к ней.

Потому что у мужа нет жизненной эмоциональной зависимости от жены, а у трехлетки от мамы — есть. У мужа нет такого представления о жене как призме познания мира, а у ребенка — есть. И нужно понять, что мужья получаются из маленьких мальчиков. Из таких, которых в детстве учили плевать на маму и обзывать ее. А ведь именно от того, как строятся отношения с мамой, ребенок строит представления об отношениях с будущей женой. Из маленьких девочек получаются в будущем жены. И как девочка умеет уважать отца, так она учится уважать мужа.

«ну ничего, ребенок просто маленький, он это перерастет. В три года он обзывался, но потом прошло!» — да, прошло конкретное действие. Но не прошли созданные в подсознании установки, которые этот ребенок пронесет с собой всю жизнь.